Газета "Петропавл KZ" октябрь 2013г.

ДОБРЫЙ СВЕТ ИЗ ДАЛЕКА

img

Под таким названием 11 октября 2013 года в Северо-Казахстанском музее изобразительных искусств пройдет выставка, посвященная 80-летию со дня рождения Виктора КРЕСТНИКОВА - художника с трагической и светлой судьбой, жившего на стыке двух эпох, двух идеологий и запечатлевшего в своих работах это противоречивое время.

Из древнего стрелецкого рода…

Виктор Егорович Крестников родился в старинном русском городе Старице Калининской области. Его предки происходят из древнего стрелецкого рода. Наверное, этим объясняется «боевой» характер будущего художника, который сформировался в самом раннем детстве. Вите было 7 лет, когда началась Великая Отечественная война. Семья жила в деревне, которую оккупировали немцы. Местные мальчишки организовали нечто вроде «партизанского» кружка, по мере своих силенок пытаясь испортить оккупантам жизнь. Витя был одним из самых активных членов кружка. Мальчишки есть мальчишки, они «воевали» по-своему. То шины фашистским мотоциклам проколют, то еще что похлеще учудят. Однажды Витя подложил гранату в печку в их доме, где столовались офицеры. Бабушка чудом заметила, перед тем, как зажечь печь. К счастью, мальчишка родился под счастливой звездой, и все его проделки проходили безнаказанно.

После войны, закончив школу и отслужив в армии, Виктор уехал в Ленинград - поступать на факультет востоковедения. Начиналось время долгожданной «оттепели», и сам воздух, казалось, был наполнен духом свободы. Юноша сразу попал в самую гущу жизни богемного Ленинграда. В компании абитуриентов и студентов ЛГУ Виктор подружился с Юлианом Семеновым, будущим сценаристом фильма «Семнадцать мгновений весны». И тот отговорил его поступать на востоковедение: «У тебя же явный талант художника, какой Восток, поступай в «художку»!».

Так вышло, что именно восторги друзей по поводу его беглых зарисовок сподвигнули Крестникова подать документы в Ленинградское художественное училище по классу скульптуры. Провинциальному таланту фантастически повезло, - он учился у таких прославленных мастеров как Синайский и Судаков. Счастливое время ученичества совпало с личным счастьем. В Ленинграде Виктор познакомился с Валентиной Тарасовой, с которой вскоре создал семью. Родился первенец Валера. Перед молодой семьей встал самый главный вопрос: где жить? В Ленинграде получить квартиру было чем-то из области ненаучной фантастики. Молодой специалист разослал свои резюме по городам и весям, и лишь из Казахстана, из Петропавловска пришло обнадеживающее известие: местный театр драмы имени Н. Погодина готов предоставить жилье заведующему бутафорским цехом. Так семья Крестниковых очутилась в Петропавловске и навсегда породнилась с ним.

Потребность отдавать

Главные качества, которые отмечают коллеги-художники Виктора Егоровича - это его доброта и большая человеческая щедрость.

«Он был интеллигент питерской закваски, и это чувствовалось с самых первых минут общения, - говорит Алтын Каримова. - С ним было потрясающе интересно общаться, он так много знал и умел. Как профессионал имел высочайшую квалификацию, владел всеми известными в искусстве технологиями. И - его отличительная черта - всегда щедро делился с коллегами. В искусстве такое не часто встретишь, художники обычно таят свое ноу-хау, ведь это их хлеб. А Виктор Егорович никогда не скрывал свои умения. Спросишь у него: «Как вы это делаете? Научите!». И он тут же раскладывал инструменты и показывал. Такая у его души была потребность делиться, он очень любил людей».

«У него были, что называется, умные руки, и он никогда не сидел без дела, - вспоминает Эдуард Столяров. - Очень любил возиться с техникой, ремонтировал всякое старье, какие-то аудиоприемники, фотоаппараты. Все знали про этот его второй талант и нередко приносили из дому какие-то сломанные вещи с просьбой отремонтировать. Помню, у меня был ценный бинокль, сломанный, так вот Виктор его наладил, да так, что бинокль до сих пор работает».

«Художники в те годы жили весело и дружно, часто устраивали какие-то субботники, творческие вечера да и просто дружеские посиделки, - подключается к разговору Виктор Тюрин. - Виктор Егорович был приятным собеседником, с тонким мягким, необидным ни для кого чувством юмора. Ну и как профессионал он нам всем нередко показывал пример. Он так много сделал для украшения нашего города. И речь идет не только о памятниках вождей и героев. Ведь именно Крестников-старший одним из первых стал резать ледовые фигуры на главной улице города к новогодним праздникам».

«Фигуры эти были совсем не такие как сейчас, - соглашается Абдула Гадиатуллин, председатель местного филиала Союза художников. - Сейчас их делают из ледяных кирпичей, что не требует особой квалификации от изготовителей. А Виктор Егорович вырезал из цельного куска льда, соответственно, художественный уровень таких творений был не в пример выше. Помню, такие ледяные и снежные фигуры были еще в диковинку, и приезжие всегда восхищались нашим городом, где зимой улицы и площади были столь необычно украшены».

Виктор Крестников является автором многочисленных монументальных скульптурных композиций в Петропавловске и населенных пунктах Северо-Казахстанской области. Основные произведения: «Сказки Ершова», «Памятник Зое Космодемьянской», «Памятник Калинину», «Памятник Родине-Матери», «Памятник Солдату-Освободителю». К сожалению, большинство его творений не дожили до сегодняшего дня. Выдержанные в духе идеологии ушедшей эпохи, они оказались не интересны ныне живущим. Исключение составляют лишь редкие скульптуры, к примеру, бюст Зои Космодемьянской, который украшает главный подъезд школы, носящей имя всенародно любимой героини. Правда, состояние памятника сегодня вызывает тревогу: бюст нуждается в серьезной реставрации.

За морями - за лесами…

В конце 70-х Крестникову поступил заказ от городских властей на изготовление Ершовского городка. Являясь почитателем таланта автора бессмертного «Конька-Горбунка» - философской сказки-притчи, Виктор Егорович с большим энтузиазмом принялся за работу. Ему хотелось не просто достоверно выточить из дерева фигуры ершовских персонажей, но сделать их воплощением стиля и изящества. Совсем как блистательный ершовский текст. Ведь даже сам Пушкин отдал должное Петру Ершову, когда прочитал «Конька-Горбунка» и молвил в глубокой задумчивости: «Да он превзошел меня. В сказочном жанре я отныне умываю руки» ...

По свидетельству современников, работа над Ершовским городком продолжалась почти два года. Трехметровые объемные скульптурные композиции выдалбливались абсолютно вручную из массивов дерева. Несмотря на внушительные размеры, они оставляли ощущение легкости и воздушности. Чудо-Юдо-Рыба-Кит с целым городом на спине, Шамаханская царица, Иван-дурак с пером Жар-птицы, Конек-Горбунок и невиданной красоты кони - фигуры персонажей знаменитой сказки удались на славу! Первые зрители - родные и коллеги-художники - были в восторге. Да и сам скульптор чувствовал, что работа получилась. Но, увы, мастер еще не знал, какая печальная судьба уготована его детищу. Да и он сам стоял на пороге тяжелых испытаний и лишений.

Говорят: беда одна не ходит. Сначала начались неприятности с Ершовским городком. По проекту вырезанные Крестниковым скульптуры должны были «населить» целый сказочный град. Вся эта красота должна была украсить городской парк, стать одним из его самых теплых и уютных уголков, своего рода - смысловым центром парка. Однако надежды стали рушиться с быстротой песочных замков. Заказчики решили сэкономить на выполнении проекта, и вместо сказочного городка с дворцом и избами установить на парковой поляне одни скульптурные группы в каркасах. Крестников был возмущен. Как человек той самой «старой» закалки, дисциплинированный и ответственный, он привык точно следовать проекту. А тут такой сюрприз! Ведь одни фигуры без архитектурной «поддержки» будут выглядеть упрощенно и обеднено. У мастера изболелась вся душа. Он обивал пороги кабинетов, доказывал, убеждал, но заказчику в лице городских чиновников было наплевать на чувства и доводы автора. Они откровенно не понимали, что ему нужно: «Деньги ведь вам выплатили в полном объеме? Так чего вам еще?»

Крестников отказался подписывать проект в таком убогом, усеченном виде. Власти разозлились. Трехметровые фигуры свалили кучей, где они валялись под дождем и ветром довольно продолжительно время. Потом их все-таки поставили по периметру парковой площадки, не предприняв даже попытки как-то «вписать» в окружающий ландшафт. Без затей. Шаблонно. Без души.

А тут еще началась история с его коллегой, художником Тоником Андебаком, которая заслуживает отдельного упоминания.

Месть чинуш: перекрыть кислород!

В те годы в Петропавловске работало много талантливых художников. Среди них, по отзывам современников, особенно выделялся Тонислав Андебак, - коллеги ласково его называли - Тоник. Серб по национальности, Тоник был воспитанником Международного детского дома в Иваново. «Он был очень одаренным живописцем - вспоминает Абдула Гадиатуллин. - И, как это часто бывает с талантливыми людьми, очень неприспособленным к жизни. Его бытовые условия были хуже, чем у всех художников, и без того людей, мягко говоря, небогатых. Тоник вместе с семейством обитал в полуподвальном помещении барачного типа, где от сырости крошились стены, а подвал был так сильно затоплен водой, что она то и дело затапливала квартиру Андебаков».

«Ситуация усугубилась еще и тем, что у Тоника стала прогрессировать его наследственная психическая болезнь, - рассказывает художница Алтын Каримова. - На этой почве распалась семья. А тут новая напасть. Когда Андебак лежал в больнице, снесли его барак со всем пожитками. Он даже не смог придти и спасти свои вещи. Когда его выписали, Тоник пришел в буквальном смысле на пепелище, где уже ничего не осталось. Он оказался фактически брошен на произвол судьбы. И так получилось, что заступился за него тогда лишь один человек - Виктор Егорович Крестников».

Он всегда остро чувствовал боль других. Вот и в это раз не смог отсидеться в сторонке. В местные обком и горкомы Крестников обращаться не стал, - видимо, не верил в успех этого предприятия. Он поступил по-другому. Написал письмо в газету «Советская культура», где описал отчаянное положение своего коллеги. Попутно рассказал о других бедах североказахстанских художников: о том, что не хватает производственных площадей для работы, и т.п., а власти, к сожалению, ничем не хотят помочь. Письмо из далекого Петропавловска было тут же опубликовано, и в местные партийные органы полетел редакционный отклик: «Товарищи! Разберитесь, почему у вас талантливые художники так бедствуют? Непорядок!».

Роль печатного слова в те годы была настолько велика, что властям ничего не оставалось, как взять под козырек. В адрес Виктора Егоровича пришло письмо за подписью высокопоставленного чиновника из обкома КПСС. Оно до сих пор хранится в семье Крестниковых. «На Ваше письмо в газету «Советская культура» сообщаем, что художнику Андебаку Т. С. выделена однокомнатная благоустроенная квартира по следующему адресу, - писал Крестникову партийный босс. - Областной комитет партии предложил исполкому городского Совета народных депутатов усилить внимание к нуждам и потребностям работников Петропавловского цеха художественных мастерских… Областные партийные и советские органы ходатайствуют перед соответствующими союзными и республиканскими инстанциями».

Второе дыхание

Проблемы коллег Крестников решить-то решил, но на себя навлек гнев партийных функционеров. Строптивому художнику показали, что бывает, если кто-то «прыгнет через голову». Виктора Егоровича на много лет лишили всяческих заказов. Семья, в которой подрастали двое мальчишек, оказалась фактически без средств к существованию. Пришлось Валентине Арсентьевне, верной помощнице мужа, устраиваться на работу, чтобы элементарно свести концы с концами.

Это было начало восьмидесятых. Последние годы кажущегося социального благополучия перед развалом Союза. «Виктор старался не унывать даже в условиях полного отсутствия заказов, - вспоминают его коллеги Виктор Тюрин и Абдула Гадиатуллин. - Деятельная натура Крестникова не позволяла ему сидеть без дела. Он с головой ушел в обустройство дачного участка. Постоянно что-то пилил, мастерил, не сидел, сложа руки».

Это кажется удивительным, но именно в те тяжелые удушливые годы талант Виктора Крестникова получил свое второе дыхание. Не имея возможности заниматься монументальной скульптурой, мастер увлекся декоративно-прикладным искусством - малой пластикой, керамикой, батиком, - и конечно, живописью.

Значительно поменялась тематическая направленность его творчества. Вместо «героев и титанов» Крестников стал ваять и изображать в красках самых простых людей, которые окружали его: соседей по дачному участку, продавщиц только что открывшихся «комков», привокзальных нищих, бабушек, мальчишек из родного двора. И в каждой работе он старался разгадать характеры своих персонажей, приоткрыть их внутренний мир. Эти небольшие камерные фигурки трогают особой аурой, ведь скульптор смотрел на своих героев исключительно добрыми глазами, он оправдывал их мелкие пороки и заблуждения. Иначе и быть не могло, - автора, в первую очередь, интересовало обаяние человеческих душ. Согласитесь, только очень светлый человек умеет разглядеть свет в окружающих его людях. Также в этот период он увлекся сюрреализмом, мистически переосмысливая новый жизненный опыт. Утешения и ободрения искал в своем любимом Чехове.

... Виктор Егорович Крестников умер, как настоящий художник - с кистью в руке. Чувствуя приближение смерти, он начал писать этюд «Рябина красная», несмотря на изматывающие боли, от которых порой темнело в глазах.

Этюд так и остался не дописанным...

img

Вера ГАВРИЛКО.